Боливийские нравы и особенности

+3
Голосов: 3

543

Михаил Каратеев

К очеркам «На рудниках Боливии»

Заметно, что после неудачной войны с Парагваем страна переживает экономический кризис. На некоторые продукты вывоза спрос резко упал, цены на металлы заколебались. Как следствие этого, многие рудники закрыты, что в свою очередь усилило гегемонию крупных иностранных трестов.
Индустрия Боливии находится в зачаточном состоянии.

Исключением можно считать лишь текстильную промышленность, развитую недурно. Здесь производится даже своё собственное сукно.
В области питания ощущается некоторый недостаток зелени, овощей и фруктов. Почти нет рыбы, нет своего вина, а привозное очень дорого. Впрочем этот недочёт компенсируется хорошим и дешёвым пивом.

Но всё это, конечно, предметы потребления, так сказать, избранного класса. Простой же народ питается здесь главным образом двумя продуктами: «юкой» и «чолоной». Юка, — это слегка поджаренная кукуруза, и чолона, — баранина высушенная почти до состояния подошвы. Пьют индейцы так называемую «чичу», — напиток получающийся в результате брожения пережёванной и «наплёванной» в специальный сосуд кукурузы. Эту несложную и малоаппетитную индустрию я уже описывал в одном из предыдущих очерков. Добавлю только, что в процессе жевания и плевания принимают участие почти исключительно женщины, причём весьма ценится чтобы в этом деле участвовала хоть одна общепризнанная красавица.
Впрочем у индейцев имеется и ещё один национальный напиток: змеиная настойка на спирту, которую здесь пьют с неменьшим удовольствием чем у нас вишнёвку. К области индейских деликатесов относятся всевозможные гусеницы, саранча, ящерицы, змеи (едят даже гремучих) и муравьи. О последних, а также о способе их поедания, стоит сказать несколько слов отдельно.
— «Муравьи в Боливии — это бич Божий, — пишет инженер Н., — они съедают не только огороды, но даже некоторые молодые деревья, дюймов до пяти толщиной. В октябре начинается своеобразный перелёт, — в воздухе тучами движутся муравьиные матки. Каждая из них до такой степени наполнена яйцами, что туловище её представляет собою шар сантиметра полтора в диаметре. Наметив удобное место, насекомые падают на землю и зарывшись в нору откладывают штук по 500 яиц. Вот этих то «фаршированных» маток и любят индейцы, при чём пожирают их живьём. Едят их и американцы, но в поджаренном виде».

В смысле гигиены состояние индейских посёлков и провинциальных городов, по общим отзывам, ниже всякой критики. Единственными санитарами являются особые маленькие кондоры, по внешнему виду ничем не отличающееся от больших, но величиною не превосходящие европейского коршуна. Их множество, даже в крупных городах. По утрам они очищают улицы от всякой пакости и отбросов, а днём спокойно сидят на крышах.
Что касается настоящих, больших кондоров, то они такими пустяками, понятно, не занимаются и их можно встретить лишь высоко в горах, вдали от городов. До высоты четырёх тысяч метров очень часто забредают, между прочим и страусы. Из четвероногих животных по части «альпинизма» с ними могут конкурировать только гуанако, да дикие ослы, довольно часто встречающиеся в Кордильерах, вдоль боливьяно — чилийской границы.
Из очень немногочисленных растений выдерживающих подобную высоту, следует назвать несколько видов дикого картофеля растущего тут кустиками не превышающими в высоту десяти — двенадцати сантиметров.

Простой народ в Боливии в общем не плох по своим качествам, но утруждать себя работой не любит и чрезвычайно пристрастен ко всякого рода празднествам. Когда наступает карнавал, — его растягивают на неделю. По улицам ходят процессии, так называемые «корсо». Все участники костюмированы, а индейцы выступают в своих характерных облачения и со своеобразными оркестрами, состоящими из каких то сопилок, барабанов и… концертин! До поздней ночи всё это беснуется на улицах, играет, кричит, стреляет и танцует свои национальные танцы, с тем чтобы на следующий день ни свет ни заря возобновить вакханалию.
— «За неделю этих празднеств, — пишет из Ла Паса И. А. Островерхов, — магазины открылись только в четверг, да и то на самое короткое время. От невероятного гвалта, ни на минуту не смолкавшего в городе, у нас к концу карнавала форменным образом одеревенели черепа».
В своём рассказе упоминает эти знаменитые «корсо» и инженер Н., касаясь главным образом провинциальных обычаев. — «В церковных процессиях, которые в Боливии весьма часты, — говорит он, — неизменно участвует персонаж загримированный чёртом, с рогами и всеми прочими атрибутами. Величайшее боливийское празднество — карнавал, сопровождается в течении нескольких дней гомерическим пьянством всей страны. Обрядовая сторона праздника изобилует вполне откровенными пережитками индейского язычества. Так, например, убивают быка, пьют его кровь и кровью же вымазывают двери домов. Кроме того закапывают в землю живую ламу и т. д.
«Есть у здешнего простонародья и ещё более мрачные обычаи. Так если у женщины рождается ребёнок с двумя головами или вообще какой нибудь ублюдок, — считается что помимо мужа она зналась с дъяволом. В таких случаях ребёнка сжигают, а мать душат.
Конечно, всё это нравы глухой провинции и в столице они уже в значительной мере смягчены. Но по общим отзывам, смягчение это идёт как бы само по себе, а не под влиянием европейской цивилизации. Об отношении белых к индейцам мы уже писали достаточно, чтобы читатель смог сделать соответствующие выводы. Однако приведём ещё выдержку из письма одного Русского инженера, работающего в Боливии:
— «На рудниках рабочему — индейцу очень часто вместо жилища выдаётся кусок листового железа, размерами один метр на два. Под этим листом рабочий в несколько часов устраивает себе из камня логовище — нору, в которую и заползает на ночь. В таком же приблизительно духе проявляется забота белых о повышении культурного и бытового уровня туземцев и во всех прочих областях жизни, как материальных, так и моральных».
Тот же инженер приводит некоторые образцы нравов цивилизованного общества, или во всяком случае, известной его части:
— «Служба большинства северо — американских специалистов в Кордильерах, проходит под лозунгом: «для повышения, обогащения и карьеры — хороши все средства». В числе этих средств самым популярным считается шпионаж за своими же сослуживцами и товарищами. Сверх того, за доносы начальство платит особо и притом очень щедро. Иной раз шпионством занимается жена служащего. Она «работает» в женской среде, где языки длинные и где легче можно узнать — кто недоволен главным директором или критикует рудничные порядки.
«Есть служащие делающие карьеру при помощи хорошеньких жён, умеющих угождать начальству. Подсовывание жены совершается совершенно открыто и считается так сказать чисто деловым оборотом. Этим путём на моих глазах один рудничный магазинер в течении короткого времени добился оклада в 800 долларов в месяц, а другой молодой человек через два года после приезда сделался главным инженером огромнейшего предприятия, которое в весьма короткий срок пустил в трубу.

Боливийские нравы и особенности
Боливийские нравы и особенности
 
← Ла Пас На рудниках Боливии. Часть четвёртая →

Читайте также

До скорого свидания

До скорого свидания

Е. Николич Умереть человеку легко, иногда даже совсем просто. Живёт человек, радуется, горюет, трудится и, слава Богу, забывает о смерти. А тут вдруг лопнул какой-то сосуд или закрылся где-то там ...
В лесах Парагвая

В лесах Парагвая

Автор неизвестен (Из письма одного русского землемера, работающего в Парагвай, в районе Энкарнасьона) «…Я живу в лесу, в дебрях. Дабы письма не терялись, я их прошу оставлять на моей деревенской ...
Несознательный элемент

Несознательный элемент

А. Вильчинский Газета «Русский в Аргентине» (Из аргентинской жизни) Собрался было я, однажды, к себе на родину выехать, потому — подрабатывал деньги, значит, порядочно. Ни много, ни мало, а кое к...
Как меня встретила Аргентина

Как меня встретила Аргентина

д-р. С. М. Чернов газета «Русская мысль» Остановка в МонтевидеоНа плоском берегу не то реки, не то океана, широко раскинулась столица Уругвая. На пристани большая толпа встречающих. Страшный шум, г...

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!