Истории русской иммиграции

RuStory 28 марта 2016 +106 RSS-лента

«Шпионка», Часть II, Страницы 27-31

Инга Колчанова

Почему я упоминаю такие эпизоды? Столько страшного, правдивого, просто невероятного о жестокости в ГУЛагах написано большими людьми, Солженицыным, Марченко и другими! Мои показания были бы бледными, так как я не писательница и не могла бы психологически точно и продуманно-хронологически изложить это на бумаге.

«Шпионка», Часть II, Страницы 22-26

Инга Колчанова

Однажды, отработав больше полдня, не видя за собой слежки, я отложила в сторону грабли и присела в тени, начав буквально с упоением чесаться. Лицо, шею, руки уже и без этого были расчёсаны в кровь и я сдирала старые струпья. Вдруг, слышу за собой хруст и тут как тут оказался мой бригадир. Он был страшно зол, лицо его налилось кровью. Шёл он не ко мне, а разыскивал пропавших двух «правительственных» быков.

«Шпионка», Часть II, Страницы 17-21

Инга Колчанова

Часть вторая

Как я сохранила жизнь


…Встречи и разлуки. Не успевали мы как-то узнать друг друга, освободиться от въевшейся как ржавчина подозрительности, как появлялись оперы, отбирали женщин в новый транспорт и куда-то увозили. За восемь проклятых кошмарных лет с кем только судьба не скрещивала мой путь. Как только мы все ни выкручивались, извивались, чего только не выдумывали для того, чтобы сохранить хоть немного сил и здоровья в надежде выбраться когда-нибудь из этого ада.

«Шпионка», Часть I, Страницы 13-16

Инга Колчанова

***

Настал день отправки. Нам выдали «обновки», вернее «обноски», рваную, грязную, кем-то уже не раз ношенную одежду. Уже наступили холода. Принимавший нас конвой отказывался брать тех, у кого не было ничего тёплого. Заболеет, умрёт, а потом отвечай, сдавая по списку.

«Шпионка», Часть I, Страницы 7-12

Инга Колчанова

***

Самым страшным было для меня одиночество. Я умоляла советчиков перевести меня куда-то, где находятся люди, но надо мной смеялись и говорили, что именно в одиночестве легче всего продумать о последствиях глупого упорства. Трудно поверить тому, что однажды со мной произошло.

«Шпионка», Часть I, Страницы 1-6

Инга Колчанова

…Сумерки. Почему-то в синее предвечерье особенно ярко в мыслях встаёт прошлое. Его невозможно вычеркнуть из памяти, несмотря на то, что прошло столько лет, я в Америке, с моим добрым русским мужем, в уюте и тепле собственного дома.

На рудниках Боливии. Часть четвёртая

Михаил Каратеев

Глава 7. Флора и фауна

Внизу, на равнинах, водится американский страус. На горах-же царём пернатого мира является кондор, живущий высоко в неприступных скалах и в размерах крыльев достигающий величины в три метра.

На рудниках Боливии. Часть третья

Михаил Каратеев

Глава 5. Золотые прииски

Мне отвели квартиру из двух комнат, над радио — станцией, во втором этаже небольшого дома, расположенного на вырубленной в лесу полянке. Одно из наших окон было в аршина три. За право полюбоваться открывавшимся отсюда видом, с европейца следовало бы брать немалые деньги: на триста метров ниже, в оправе цветущих розалий, серебром сверкала поверхность реки.

На рудниках Боливии. Часть вторая

Михаил Каратеев

Глава 3. Условия службы инженера

Сами понимаете, что если в такую компанию по воле случая попадёт вдруг настоящий, дипломированный инженер, то встречают его на месте не слишком доброжелательно. У всех этих сидящих на директорских постах поваров и шофёров имеются безусловно какие то заслуги перед хозяевами предприятия и есть где то повыше своя «рука». Но всё же на человека технически образованного, попадающего в их среду, они смотрят с некоторой опаской, как на возможного кандидата на их собственные должности. Поэтому ходу такому инженеру стараются не дать и тормозят его работу на месте, собственными силами.

На рудниках Боливии. Часть первая

Михаил Каратеев

Глава 1. Американское начало карьеры

По окончании «Парагвайской Надежды», я получил много писем, в которых читатели «Русского в Аргентине» просят меня ознакомить их с другими странами Южной Америки и хотя в самых общих чертах дать описание природы, быта, особенностей и условий труда.