Как меня встретила Аргентина

+1
Голосов: 1

627

д-р. С. М. Чернов
газета «Русская мысль»

Остановка в Монтевидео

На плоском берегу не то реки, не то океана, широко раскинулась столица Уругвая. На пристани большая толпа встречающих. Страшный шум, галдёж, аплодисменты. На пароход поднялись гости. Потом нам предложили посмотреть город. Нужно было оставить на пароходе паспорта в обмен на временные карточки.

В 12 час. ночи я пошёл со знакомыми в Монтевидео и прогулял там с ними до 3 час. утра. Везде сияет электричество, все витрины закрытых магазинов освещены. До 2 час. ночи на Авениде 18 июля большое движение, открыты все кафе и рестораны. На большой площади, среди пальм, колоссальный памятник старого полированного гранита. Конь, как под императором Александром третьим в Петербурге.

Рио де ла Плата

В 7 час. утра по реке Рио де ла Плата, свыше 100 км. шириною пошли к Аргентине. Левого берега не видно. Мутноватая жёлтая вода, хотя река называется Серебрянной.
Севшие к нам в Монтевидео аргентинские власти, уже на пароходе начали проверку документов. Не спеша, любезно и без придирок, ставят необходимые штемпеля. Сначала медицинская комиссия, иногда осматривая лишь глаза, ставят свою печать на паспорте. Потом полицейским властям вы предъявляете паспорт и бумаги из Аргентинского консульства. Они отбирают консульские бумаги с отпечатками пальцев и возвращают французский «казье жюдисьер» с аргентинскими гербовыми марками и два медицинских парижских сертификата. Отмечают вас у себя в книжке и ставят на паспорт штемпель. Вы уже легализованы и идёте пить последний утренний кофе.
У некоторых, беднее одетых, отобрали паспорта и сказали их вернут им через день-два в Эмиграционном отеле. Те из русских, у кого отобрали паспорта, сначала испугались, но оказалось, что страшного ничего нет. Просто их решили поместить в бесплатное временное помещение, так как гостиницы очень дороги.
Не зная этого, некоторые из моих знакомых, паспорта которых были задержаны, попросили их вернуть. Просьба была выполнена без возражений и они получили свободу с выбором местожительства.
Около 7-ми часов вечера вошли в порт Буэнос-Айреса. На берегу роскошные сады, парки и целая цепь небоскрёбов. Город с реки производит впечатление богатства и роскоши.

Таможня

На все наши ручные чемоданы и вещи мы должны были ещё раньше, на пароходе, наклеить особые этикетки с номером и фамилией. Вещи были под теми же номерами занесены в особый регистр и было сказано, что сходить с парохода нужно без чемоданов, которые бесплатно перевезут в таможню, где их вам выдадут при осмотре. Но мы видели, что многие выходят с вещами, несут их сами или берут за плату носильщиков, спеша в таможню здесь же, на пристани. Подождав немного, мы тоже сами понесли свои вещи с парохода. Никто нас не задерживал. Караульные матросы на сходнях спрашивали паспорта и немедленно пропускали вас со всеми вещами.
Так, через двадцать дней очаровательного океанского путешествия, из зимы в лето, мы простились с гостеприимной «Кампаной» и спустились в долгожданный Буэнос-Айрес.
В таможне сутолока, все лезут к прилавкам, толкотня. Усталые таможенники предлагают осмотреть вещи завтра — «маньяна», но мы настаиваем и я по очереди открываю на минуту свои чемоданы и сумку, а таможенник, ничего не осматривая, с недовольным видом наклеивает особые этикетки. У некоторых вещи смотрели, но тоже очень поверхностно. Открывать же необходимо все чемоданы, без исключения. Багаж, сданный в трюм, переносят в таможню без вашего участия и он бесплатно хранится там целый месяц.
После проверки этикеток, вы выходите на улицу у парка Ретиро. Можете взять такси (по 10 сентаво за 250 метров), ехать на трамвае, в метро или в автобусе, куда вам угодно. Вы уже полноправный житель Аргентины.
В гостиницах номера есть, но очень дороги — за 7-8 песо в сутки без воды, тогда как в пансионе с водой день вам обойдётся в 4 песо. Но места в пансионе сразу не найдёшь.

Русское общежитие

Нас в таможне встретил о. Георгий Романов и предложил поехать к нему в общежитие у станции Кастеляр в 30-ти клм. от Буэнос-Айреса.
Лучше было бы сразу устроиться в самом городе, но наступила уже ночь, пристанища у нас не было и мы с благодарностью приняли любезное приглашение. Вещи погрузили на грузовик, а сами — несколько семейств и одиноких — поехали с о. Георгием на такси в центр города — на Пласа Онсе и оттуда поездом в Кастеляр и затем опять на такси в общежитие. Переезд с платой за вещи обошёлся мне в 8 песо. Песо при размене в «камбио», стоит 100 франков.
Жизнь в Вилья Ариза, в общежитии обходится со столом по 2 песо в сутки. Деньги эти можно заплатить, когда найдёте работу. Неудобно то, что для устройства нужно ездить в город, а это отнимает много времени, вы пропускаете обед и нужно ещё тратить деньги на езду в Буэнос-Айрес. Да и проезд в автобусе и по железной дороге обходится в 1 песо 15 сентаво. Кормят в общежитии, как и везде в Аргентине, обильно. Но нужно иногда дежурить по кухне, помогать в огороде и т.п. Всё это отнимает ваше время. В самом Буэнос-Айресе, при церкви, никакого общежития нет.

Эмигрантский отель

Самый лучший выход для тех, у кого мало денег, не бояться эмигрантского отеля, а прямо проситься туда, даже если у вас и не отобрали паспорта на пароходе. Без паспорта же вы попадёте туда автоматически.
Отель находится здесь же, у пристани. Там вы можете бесплатно жить и кормиться десять дней, а потом можно и ещё задержаться. За это время, живя у центра города, в порту, вы легче и без расходов на поездки найдёте работу и место в пансионе. Сам я в Эмиграционном отеле не жил, но ходил туда, говорил с живущими там и считаю это наилучшим выходом. Жить там могут и семейные с детьми.
Эмигрантский отель, это не грязные бараки, а огромный трёхэтажный дом в саду, с лифтом, с высокими потолками, белыми кафельными стенами и мраморными лестницами и уборными. Кормят там хорошо — в громадной белой кафельной столовой. Живущие там могут ходить куда им угодно.
Правда, кровати двух-этажные, в блоках по четыре: две рядом и две вверху. Но чисто: дают по два одеяла и постельное бельё. На получение пищи выдаются особые карточки. Вещи нужно сдавать на хранение.
Нигде, кроме Аргентины, не встречают так хорошо приезжих, неимущих иммигрантов. Если вы, живя в Эмигрнтском отеле, найдёте другое место жительства, никто вас не задержит и вы каждую минуту можете уйти.

Полицейские формальности

В Аргентине никто не должен прописываться в полиции. В отелях и пансионах теперь записывают номер вашего паспорта или аргентинской «седулы», но не везде. Постоянно носить при себе седулу вовсе не обязательно.
При поступлении на работу без рекомендации, часто требуют «седулу». При рекомендации же часто не нужно никаких документов.

Мы приехали в Буэнос-Айрес 12 января и по парижской привычке, ко всяким документам, уже 21-го января отправились в главную полицию на улице Морено 1550, за седулой. Приезжих теперь много — за январь было 9.000 — и нужно быть там уже к 7-ми час. утра. Предварительно, в частной фотографии требуется снять фотокопии с Нансеновского или другого паспорта — всех его заполненных страниц. Снимают обложку и по 3 страницы на каждом фото, по 1.40 песо за фото. Всего мне обошлись четыре фотографии — 5 песо 60 сентавос. Копии готовы через 2-3 часа. Затем, на другой день, надо идти с ними в главную полицию.

Там вас бесплатно фотографируют, отпечатывают все пальцы, записывают по вашему паспорту, который вам возвращают, все о вас сведения, берут 5 песо и выдают именную расписку, временно заменяющую седулу. С этой распиской, хотя на ней и нет вашей фотографии, можно жениться, купить дом и т.п.
Через 10 дней вы должны снова прийти в главную полицию за седулой, получить её взамен на расписку. Если придёте в другой день, рискуете прождать седулу несколько месяцев, неоднократно безрезультатно ходя за ней в полицию. Жить же и работать можете и с распиской.

Я уже получил свою седулу, которая выдаётся на всю жизнь. Приклеивается она в маленькую, тёмно-красную кожаную обложку с золочёной надписью. В ней указаны: имя, фамилия, холост или женат, время рождения, город, губерния и государство, где родились, цвет кожи, волос и проч., номер, дата выдачи, дата приезда в Аргентину. На обороте ваша фотография, подпись и отпечаток правого большого пальца. Ни подданство, ни профессия не указаны. Аргентинцы получают такую же седулу.
Вы можете жить, где угодно и заниматься любой профессией. Есть ограничения только на государственной службе и дипломы официально признаются только аргентинские.

Аргентинское подданство

Через два года можно просить подданство, но нужно метрическое свидетельство о рождении. Есть слухи, что предполагается через три года по приезду, давать подданство автоматически. Через два года после выдачи седулы, можно с ней ездить по всей Южной Америке, кроме Бразилии.
Наших дам удивляет аргентинская манера писать в документах их фамилию. Пишется: имя, девичья фамилия, приставка «де» и фамилия мужа. Напр., Анна Иванова (по мужу), рождённая Соколова — пишется: «Анна Соколова де Иванов» и т. п. Муж же напр., Иван Иванов — пишется просто: «Хуан Иванов». Имена они переводят по-испански, а фамилию пишут по паспорту.

Условия жизни

Работа в Буэнос-Айресе есть всякая, но без языка и хорошей специальности, устроиться не так легко сразу. Придётся поискать. Платят хорошо — рабочий получает 250-300 песо в месяц и больше. Очень полезны рекомендации.
Прожив 10 дней в общежитии у о. Георгия, я нашёл комнату в самом Буэнос-Айресе. В пансионе в центре города, в котором я поселился, живут только русские. Больше из бывших «советских». Хозяин и хозяйка тоже русские. Мы занимаем большую комнату втроём и платим по 110 песо в месяц со столом. Постельное бельё и полотенца меняют через 8 дней. Кормят так, что в Париже не поверят.

Утром кофе с молоком, сахаром и белым хлебом — по желанию ещё колбаса и сыр. На обед дают нам в комнату на троих огромный супник, выходит по 2-3 тарелки. Суп с мясом, рисом или картофелем, помидорами и проч. Затем блюдо с 9-10 огромными толстыми шницелями в сухарях с гарниром. Картофель или макароны с сыром, горошек и т.п., свежие огурцы и томаты. Хлеба — сколько угодно, конечно чистого, пшеничного, как на Кубани. На сладкое иногда оладьи или что-либо другое и по два яблока или груши.
Ужин по количеству такой же, как и обед. Только другой суп, часто борщ и на второей напр. столько же котлет или бифштексов. И опять фрукты. Ни мяса, ни хлеба мы не доедаем. Всегда много остаётся. Хозяин часто ещё угощает чаем с мёдом со своей пасеки.

Буэнос-Айрес

Буэнос-Айрес — великолепная, огромная столица очень разнообразного вида. Улица Ривадавия идёт от порта через весь город и много дальше — на 33 километра. Близ порта — 20-ти и 40-этажные небоскрёбы, а дальше есть тихие, обсаженные деревьями улицы, сплошь из одноэтажных и двухэтажных домов без отопления, в 2-3 окна на улицу. Стены выложены снаружи цветным мрамором или полированным гранатом. Электрическое освещение, водопровод, телефоны. Комнаты выходят дверьми прямо во двор, обсаженный пальмами, цветами, заплетённый виноградом. Как в старой Испании.
Улицы все длиннейшие, прямые, расположены квадратами. Роскошные парки, сады с пальмами, фонтаны, много памятников, старинных церквей. Очень хорошие магазины: есть абсолютно всё, но дорого. Вечером город залит уютным светом матовых шаров среди зелени. Витрины закрытых магазинов освещены всю ночь и торговые улицы блистают цветными неоновыми рекламами. Сплошная иллюминация.

Очень большое автомобильное движение. И собственные машины и такси, почти исключительно лучших американских марок. Ни велосипедов, ни мотоциклов на улицах почти нет.
Сообщение неудобное. Четыре линии метро идут к порту, пересечённые лишь одной поперечной, пересадок нет. Трамваи ходят медленно и неравномерно: то 2-3 одинаковых номера идут подряд, то надо ждать полчаса. Много разнообразных автобусов, но в них трудно разобраться. В пригороды электрические поезда жел. дорог идут каждые 5-10 минут, но стоят дорого. Есть 1-ый и 2-ой классы: обратные билеты лишь чуть-чуть дороже ординарных.

В городе две оперы, балет, тридцать один театр. Сеансы бесчисленных кино начинаются рано и продолжаются до часу ночи. Программа занимает пять часов. Места стоят от 40 сентавос до 3 песо, смотря по театру.
Спать здесь ложатся поздно. До 12 час. ночи по улицам бегают маленькие дети.
Говорили, что в Аргентине мало женщин. Вероятно, природа стремится возместить недостаток. Теперь среди детей и подростков огромное большинство девочки. Много блондинок. Одеваются все, в общем, хорошо, но есть и очень плохо одетые люди. Мужчины почти не ходят без галстуков и без пиджаков и очень многие носят довольно большие усы, но с обрезанными кончиками.

Сейчас разгар лета, солнце, синее небо, но жары нет, ночью даже прохладно. Несколько дней было плюс 30 и чувствовалась какая-то влажная духота, но это быстро прошло. Говорят, что здесь зимой холодно только ночью — плюс 3, а днём плюс 15 и даже плюс 20 в тени.
Скажу ещё для сведения желающих переселиться в Аргентину, что совсем без денег ехать сюда нельзя. Первое время надо жить, не работая, а на франки всё здесь очень дорого, кроме папирос и мяса.
Среди русских в Буэнос-Айресе как то не чувствуется связи. Все разбросаны, живут личной жизнью: большинство мало чем интересуется. Русские газеты почти заглохли.

Как меня встретила Аргентина
Как меня встретила Аргентина
Как меня встретила Аргентина
Как меня встретила Аргентина
 
← Уругвай. Часть первая Фиджи. Часть вторая →

Читайте также

Обратно в Аргентину

Обратно в Аргентину

Е. Горовенко (Из записок русского моряка) Всё готово к отходу. Возвращаемся из Англии в Аргентину. На борту нашего грузовика русские, англичане, греки, южно-американцы и ещё много других. Говорят...
Аргентина

Аргентина

Михаил Курбатов Газета «Заря» Страна богатейших возможностей, быстрого роста, простора, солнца и воздуха. Эти её основные признаки определяют, дают тон, характер, создают лицо всей жизни народа — ...
Путешествие на Родину. Часть первая

Путешествие на Родину. Часть первая

И. Ф. Ковтунович 19 ноября 1975 года, среда 6 августа, с. г., группа из 30 русских православных людей отправилась из Нью Йорка посетить свою ли Родину, Родину ли родителей, или даже прародителей, ...
«Шпионка», Часть I, Страницы 13-16

«Шпионка», Часть I, Страницы 13-16

Инга Колчанова *** Настал день отправки. Нам выдали «обновки», вернее «обноски», рваную, грязную, кем-то уже не раз ношенную одежду. Уже наступили холода. Принимавший нас конвой отказывался брать...

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!