Короткие рассказы

+1
Голосов: 1

192

граф В. А. Кумло

Апофеоз супружеской верности

В Москве, на Девичьем поле, в собственном доме, жил князь Иван Дмитриевич Н… с супругой своей Екатериной Александровной, урождённой М. Князь до безумия обожал свою красавицу-жену и она, казалось, отвечала ему тем же. Для неё он не жалел ни себя, ни своих материальных средств.

Злые языки говорили, что князь для своей «крали» добывал где-то даже птичье молоко. И вот, один раз произошёл такой незаурядный случай.
Князь решил дать в честь своей жены грандиозный бал, который бы превзошёл всё, до толь ею виденное. Этим он надеялся вызвать в ней ещё большее чувство любви к себе и доказать лишний раз пыл своей великой, всепоглощающей любви.
На бал были приглашены сливки высшего общества.
Сюрпризом для супруги князь приготовил редкий фейерверк, заключительным аккордом которого была статуя, представляющая «Верность» и символизирующая их взаимное супружество.
Для сего случая, по просьбе князя, самим Николаем Михайловичем Карамзиным были составлены стихи в честь супружеской верности, которые должны были быть освещены в транспаранте на пьедестале фигуры. Сама фигура «Верности» также должна была быть освещена бриллиантовыми огнями.
Бал начался. Все веселились, танцевали, развлекались.
Начался фейерверк. Было сожжено много различных причудливых фигур и, наконец, подошла очередь к главному: освещению вышеупомянутой фигуры. Более 500 человек ждали с нетерпением последнего акта фейерверка.
В сутолоке никто не заметил отсутствия самой виновницы торжества, княгини Екатерины Александровны, и некоего Б…
Когда настал момент зажечь бриллиантовые огни для освещения фигуры и стихов под ней, пиротехник поднёс фитиль князю Ивану Дмитриевичу, который должен был зажечь голубка на натянутом шнуре, идущем в глубину сада, где в темноте находилась сама фигура «Верности».
Князь поднёс фитиль к голубку и «искра пламенной его любви» с быстротой молнии понеслась к статуе, которая символизировала верность его супруги.
Мгновенно всё осветилось ярким светом, и… более чем 500 парам глаз представилась картина: прекрасно исполненная статуя «Верность» со стихами Карамзина в её честь, а за фигурой… супруга князя, Екатерина Александровна, в объятиях Б…
Все их видели и все узнали, но супруга князя сумела доказать, что это была её горничная. Поверил ли кто-нибудь, неизвестно, но князь Иван Дмитриевич поверил своей супруге от всей души.
Интересно, что сам сочинитель стихов — Карамзин, вместе с другими, также уверял князя, что это была, действительно, горничная, а не княгиня.

Алексей Петрович Бестужев-Рюмин

В царствование Елизаветы Петровны при дворе маленького немецкого княжества Ангальт-Цербст состоял молодой русский поверенный и агент по дипломатическим делам А. П. Бестужев-Рюмин, ставший впоследствии всесильным канцлером императрицы Елизаветы Петровны.
В своих записках, Александр Михайлович Тургенев сообщает, что Бестужев-Рюмин, «будучи при Елизавете канцлером, облечённый полною и всесовершенною доверенностью безпечной, веселостям преданной, царицы, делал, что хотел, и настоял на том, чтобы принцесса Цербстская была избрана в невесты наследнику трона, призванному из Голштинии, Петру Феодоровичу, племяннику Елизаветы. Принцесса была привезена, бракосочетание совершено».
Бестужев-Рюмин, «владея умом Елизаветы», склонил её объявить наследницей российского престола великую княгиню Екатерину, супругу племянника и наследника, а последнего «провозгласить генералиссимусом по соврождённой и единственной его наклонности к делу и чину воинскому».
Ему же, т. е. Бестужеву, было поручено читать лекции Екатерине по управлению государством. Таким образом, всесильный канцлер Елизаветы стал не только наставником великой княгини, но и её ментором, её поверенным во всех тайных её помыслах. Екатерина знала, кому она обязана своим возвышением и потому всецело доверяла своему учителю и благодетелю. Она рассказала ему даже про свои отношения с мужем и о том, «как супруг её всю ночь занимает её экзерсициею ружьём, что они стоят попеременно на часах у дверей, что ей занятие это весьма наскучило, да и руки и плечи болят у неё от ружья. Она просила его сделать ей благодеяние, уговорить великого князя, супруга её, чтобы он оставил её в покое, не заставлял бы по ночам обучаться ружейной экзерсиции, что она не смеет доложить об этом императрице, страшась тем прогневить её величество».
Канцлер, не смотря на своё мастерство скрывать чувства, что ему необходимо было, как дипломату, — «не умел на этот раз скрыть испуга, удивления и вместе отчаяния», чем даже вызвал у великой княгини восклицание:
— «Что с вами сделалось, Алексей Петрович? Вы переменились в лице, — ах, я, верно, вас огорчила, простите мне», и заплакала.
— «Екатерина в то время была, действительно, милый, непорочный, чистый ангел, прекрасная телом и с душою, расположенною ко всему хорошему, благородному, высокому», пишет в своих записках А. Тургенев.
Бестужев исполнил просьбу великой княгини и, повидимому, императрица не оставила этого без внимания, так как вскоре она повелела своему канцлеру «приуготовлять исподволь умы при дворе и в обществе города к соизволению её назначить наследницей Екатерину».

Мирович

Кто не читал увлекательного романа с этим названием? Мы знаем, что большинство героев романов есть плод фантазии писателей. Однако, роман «Мирович» из этого исключается. Такой герой — подлинно историческое лицо. О нём в записках А. Тургенева говорится, хотя и кратко, но довольно ясно, что он «предпринял возвратить свободу заключённому в темницу Иоанну Антоновичу», сыну Антона Ульриха, принца Брауншвейгского. Иоанн Антонович был заключён в крепость, где пробыл десятки лет, потому только, что имел несчастье быть претендентом на русский престол.
Мирович прекрасно сознавал, что в случае неудачи, ему не сносить головы. Однако, он не отказался от задуманного. Попавшись и будучи осуждён на смерть, он сохранил удивительное, «неестественное» присутствие духа.
Когда ему объявили о времени казни, он попросил,»чтобы ему было дозволено убрать волосы, одеться благопристойно, говоря, что хочет идти на эшафот, как должно честному и невинному человеку».
Ему, конечно, разрешили всё это сделать, и Мирович шёл на казнь «с весёлым лицом, кланяясь на обе стороны народу и шутя с палачём».
Перед этим, когда его привели пред судей, в числе коих был и Алексей Орлов, в своё время друг и приятель Мировича по игре в карты, то первый вскочил со своего места и, набросившись на Мировича, стал укорять последнего в измене и злом умысле против императрицы, награждая его эпитетами злодея, разбойника, убийцы и проч.
Мирович весело сказал:
— Остановись, Орлов, называть меня именами своими. Ты — преступник, а не я… Я хотел освободить законного нашего императора, коему 20 лет перед сим вся Россия клялась в верноподданстве. Против Екатерины я ничего не предпринимал.
Орлов закричал:
— Положите ему кляп в рот!
Смеясь, Мирович сказал ему:
— Как же будете меня допрашивать с кляпом во рту? Я, ведь, не смогу сказать вам ни полслова.

Короткие рассказы
Короткие рассказы
 
← По ту сторону экватора Австралия →

Читайте также

В лесах Парагвая

В лесах Парагвая

Автор неизвестен (Из письма одного русского землемера, работающего в Парагвай, в районе Энкарнасьона) «…Я живу в лесу, в дебрях. Дабы письма не терялись, я их прошу оставлять на моей деревенской ...
В стране женщин

В стране женщин

Ибэ Дата публикации: 1 июня 1932 года. (Из парагвайской жизни) Недавно наш Асуньсьон посетила известная журналистка Росита Форбес. Она была встречена с большим радушием не только всем составом ан...
Старые фотографии из подшивки

Старые фотографии из подшивки

Старые фотографии из альбома Русские в Аргентине, район Тигре
Уругвай. Часть вторая

Уругвай. Часть вторая

И. С. Заверняев Теперь совершим путешествие в область географии, т. к. Уругвай мало кому известная страна. Один мой однокашник, которому я сказал, что лечу в Уругвай, с сожалением, глядя на меня с...

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!