Случай в игорном зале

+3
Голосов: 3

276

Губерт фон Симпсон

Все знали, что высокого стройного господина, только что вошедшего в игорный зал Вестерн-клуба, зовут Джек Страйбз. На него обращали мало внимания, так как он ещё ни разу не проиграл и не выиграл крупной суммы.

Но сегодня он находился в непристойном, для джентльмена, состоянии: походка его была не вполне тверда, но зато улыбка самоувереннее обычного.
Несомненно, он выпил больше, чем надо, — заключили сидевшие за игорным столом, у которого он остановился.
В поисках твёрдой опоры Страйбз ухватился за спинку стула, на котором сидел виконт де Вьевр; он с скучающим видом перебирал свои карты, изредка перекидываясь с партнёрами несколькими любезными словами, и загребал порой, довольно крупные выигрыши. Этому счастливцу везло почти каждый вечер.
Подвыпивший джентльмен Джек Страйбз опустился на освободившийся стул и выразил желание участвовать в игре. Всем известно, что отуманенному алкоголем человеку не следует искать счастья в картах, так как его не всегда находят даже совершенно трезвые; тем не менее, его всё же допустили к игре — ведь его деньги не хуже других.
Джек Страйбз проигрывал. Его деньги, вместе с деньгами других игроков, переходили к виконту, который их укладывал перед собой в стопки. Временами он на миг отвлекался от игры для того только, чтобы взять понюшку из дорогой табакерки, лежавшей перед ним на столе.
Виконт держал банк. Перед ним росла куча фишек. Глупо улыбаясь, Джек Страйбз передал ему беленькую бумажку, одну из тех беленьких бумажек, на которых бывает выставлена безобидная единица и несколько ещё более безобидных нолей, за которыми следует подпись выдавшего эту бумажку. Такая бумажка — те же деньги! Передавая бумажку, он неуклюже потянулся за платиновой табакеркой виконта, гримасничая, поклонился ему, взял из неё понюшку и с рассеянным видом положил табакерку перед собой.

Банк перешёл к Джеку Страйбзу. Теперь он стал выигрывать с тем же невозмутимым спокойствием подвыпившего, с каким раньше проигрывал. К нему шли деньги со всех сторон, между тем, как куча банкнот, лежавших перед Вьевром, заметно таяла. Беленькие бумажки возвращались; за ними последовали новые. Сегодня вечером банку везло!
Джек Страйбз держал банк. Казалось, ему знакома каждая карта партнёра, он всегда играл правильно и ни разу не ошибся. Временами он мямлил что-то не понятное, похожее на любезность, брал при этом понюшку и со всех концов стола загребал выигрыш. Конечно куча денег перед Страйбзом также и таяла, но только в такой пропорции, в какой возрастало число невинных бумажек, чреватых последствиями для лиц, подписавших их, если они не в состоянии их выкупить.
Джек Страйбз выигрывал. На лбу у его партнёров проступил холодный пот. Он снова стал тасовать, но в его дрожащих пальцах колода рассыпалась, и карты упали на пол. Джек Страйбз блаженно улыбнулся, взял новую понюшку и уставился на бледного и расстроенного молодого Мортона, который высказал пожелание поговорить с ним с глазу на глаз. Сидевшие за столом многозначительно переглянулись. Всем было известно, что Мортон не может заплатить свой проигрыш банкомету. Казалось, это сознавал и Джек Страйбз.
— Теперь мне некогда, дорогой Мортон, — сказал он, заикаясь, — я сейчас ухожу. Кроме того, я должен кое-что уладить.

Он заботливо собрал все бумажки, полюбовался многими нолями, красовавшимися на них, — быстро скомкал их и бросил в камин, где они весело вспыхнули.
Его обступили протестующие партнёры: карточные долги в высших кругах считаются долгом чести, а долг чести должен быть во всех случаях уплачен. Возражал даже молодой Мортон. Он хотел просить только отсрочки, а вовсе не полного погашения!
Джек Страйбз весело скалит зубы и ведёт его к игорному столу. Другие тоже следуют за шатающимся Страйбзом и с любопытством смотрят через его плечо. Он берёт свежую колоду, принесённую слугой, тасует и сдаёт.
Мортон, как и остальные, увидел, что каждая карта отчётливо отражается в зеркальной крышке платиновой табакерки виконта де Вьевр.
— Уголовный инспектор Вуд! — приветливо улыбаясь, представился Страйбз.
Элегантным, но привычным движением, он достал из кармана фрачных брюк пару наручников — и уже твёрдой и уверенной походкой направился к Вьеру, которому рослый слуга заградил выход:
— Мне очень жаль, господин виконт!

Случай в игорном зале
 
← Письмо ОТШЕЛЬНИКА Бабушка →

Читайте также

Московские особняки

Московские особняки

Константин Коровин Во многих улицах и переулках Москвы, среди садов стояли приветливые деревянные особняки с воротами и калиткой, чистые, крашеные, весёлые, одноэтажные. Там жили москвичи с достат...
Обратно в Аргентину

Обратно в Аргентину

Е. Горовенко (Из записок русского моряка) Всё готово к отходу. Возвращаемся из Англии в Аргентину. На борту нашего грузовика русские, англичане, греки, южно-американцы и ещё много других. Говорят...
Путешествие на Родину. Часть третья

Путешествие на Родину. Часть третья

И. Ф. Ковтунович 19 ноября 1975 года, среда Но самым памятным был, конечно, вечер 13 августа, когда мы присутствовали на Всенощном Бдении в Свято-Николаевском Соборе, в канун праздника «Происхожде...
«Шпионка», Часть I, Страницы 7-12

«Шпионка», Часть I, Страницы 7-12

Инга Колчанова *** Самым страшным было для меня одиночество. Я умоляла советчиков перевести меня куда-то, где находятся люди, но надо мной смеялись и говорили, что именно в одиночестве легче всег...

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!