В далёкой знойной Аргентине…

+2
Голосов: 2

400

Автор неизвестен

Как живут богатейшие страны Южной Америки.
Когда наступало прогрессивное двадцатое столетие, Аргентина жила тихой, лёгкой и довольной жизнью, так мало известной внешнему миру, что даже её географическое положение было почти неизвестно, за исключением ближайших соседей по Южной Америке.

Менее чем за 40 лет эта страна из полной неизвестности выдвинулась до мировой известности, причём это произошло столь необычайно, что не имело параллели в современной истории. За первых 25 лет нашего века Аргентина приобрела мировую экономическую важность тем, что стала одним из величайших поставщиков пищевых продуктов, особенно мяса и зерна.
В Аргентине имеется 3000 богатых семейств. Она одна из немногих стран Южной Америки, в которой средний класс населения живёт более или менее комфортабельно. Но 9/10 населения живут бедно.
Как во всех испанских странах имеется громадная разница между чрезвычайным богатством и чрезвычайной бедностью. Для богатых жизнь легка и дёшева. Для бедных, бедность не означает тех страданий и лишений, которыми она сопровождается в более холодном климате и в странах, где пища дорога и её немного.
Самый бедный рабочий может себе позволить на завтрак жареную грудинку и небольшой кусок прекрасного хлеба, потому что мясо, которое он поджаривает на костре, стоит ему только 20 сентавос (9 центов), а хлеб 5 сентавос (1/4 цента). Ещё за 20 сентавос он может купить пайнту красного вина.
Бедные в Аргентине страдают от недостатка квартир, от недостатка одежды и от других лишений, но они не страдают от голода.

Политическую известность приобрёл скорее Буэнос-Айрес, чем сама Аргентина. Этот громадный город стоит на краю пампасов, которые настолько близки к нему, что поезда и автомобили проезжают по пампасам, даже в самом городском районе.
Тем не менее жизнь в Буэнос-Айресе так далека от жизни остальной Аргентины, как жизнь другого материка. Буэнос-Айрес смотрит лицом к Европе — к Парижу и поворачивает спину к остальной стране, которая даёт ему силы и средства к существованию.
Жители Буэнос-Айреса ведут тот же образ жизни, как и жители Нью-Йорка, только они ведут его, имея больше досуга. Они посещают коктейли-парти, играют в бридж, ходят в кино, которые закрываются в 1 ч. ночи и поздно ложатся спать. И у самого города находятся безграничные равнины, по которым галопом скачут всадники, до сих пор ещё измеряющие расстояния лигами.

Буэнос-Айрес — один из самых громаднейших, красивейших и блестящих городов мира. Перепись населения в 1936 году, произведённая по случаю 400-летия города, показала, что в нём живёт 2,388,646 человек.
Он одиннадцатый по величине город света, крупный город к югу от экватора и третий город на американском континенте, так как его превышает только Нью-Йорк и Чикаго.
Он второй по величине латинский город после Парижа. Перепись 1936 года касалась только тех, кто живут и ночуют в городе, но не включив до 1,000,000 человек, работающих в городе, но живущих вне его.
Полагают, что в великом Буэнос-Айресе до 4,000,000 человек, т. е. 1/3 всего населения Аргентины.
Теперь в Буэнос-Айресе нет уже ничего испанского или «южно-американского», за исключением языка, нет уже романтики, нет двух-часового перерыва среди дня для «сиесты», нет тщательно охраняемых реликвий старинных колониальных дней. Буэнос-Айрес беспощадно уничтожил и разрушил всё то, что могло бы напоминать о том времени, когда он не был таким громадным, чрезвычайно шумным городом, каким он является теперь.
В нормальное время 9000 заграничных пароходов и 6000 речных посещают порт за год и через него следует до 10,000,000 тонн грузов. Из порта расходятся во все стороны 20,000 миль железных дорог, которых всего в Аргентине имеется 26,800 миль. В Буэнос-Айресе имеется самое оживлённое движение пригородных железных дорог-веток в мире, ежедневно прибывает и уходит до 1800 поездов с 5 вокзалов.

Несмотря на быстрый рост и модернизацию, опытные путешественники называют Буэнос-Айрес скучнейшим городом мира, и эта критика обычно возмущает аргентинцев. Жители сидят за маленькими столиками на тротуарах, стараясь выглядеть парижанами, но нет того весёлого смеха, как в Париже.
Пьющий кофе житель Буэнос-Айреса неизменно ведёт весьма серьёзное и жаркое обсуждение о том, как сделать деньги, и слово «песос» слышится здесь чаще других. Что касается ночной жизни, то трудно себе вообразить что-либо скучнее, чем аргентинское кабаре.

Контраст между жителями Буэнос-Айреса и жителями страны такой же поразительный, как между самой столицей и деревней. Жители Буэнос-Айреса гордо себя называют «портеньос» или портовыми жителями, чтобы выделить себя из остальных аргентинцев.
Жители провинции также гордо называют себя «креожьос», чтобы также отмежеваться от жителей Буэнос-Айреса. Поэтому «портеньос» и «креожьос» отличаются друг от друга, точно они люди разных рас.
До самого 17-го века жители Буэнос-Айреса гордились, что они не похожи на других людей. Они были чисто испанского происхождения, гордые и честолюбивые, как вообще жители Кастилии и Арагона. Они не были конкистадорами, но торговцами и адвокатами, которые приехали в Новый Свет, чтобы торговать продуктами земли, открытой авантюристами, которых они презирали.
Они считали себя неизмеримо выше, чем новая раса гаучо, родившихся в пампасах, отцами которых были завоеватели конкистадоры, а матерями смуглые девушки покорённых индейских племён. Их сознание превосходства распространялось и на «крожьо», которым назывался испанец чисто испанского происхождения, родившийся в Аргентине.
Индейцы Пампа давно уже были истреблены или отогнаны в Патагонию, и великие волны испанских и итальянских иммигрантов дали господство европейской крови в Аргентине, чего нет ни в одной другой стране Южной Америки, кроме Уругвая. Но жители Буэнос-Айреса до сих пор надменны, заносчивы и горделивы. И они до сих пор живут в богатстве, торгуя зерном и мясом, шкурами и шерстью, добываемыми креолами, испанцами и итальянцами в провинции.
Что касается «креожьо», то трудно найти в какой-либо другой стране более гостеприимного, дружественного и симпатичного человека. Его дружба искренняя и настоящая, потому что он, действительно любит людей, хотя он несколько подозрительно относится к «портеньо». Чем дальше уезжаешь от Буэнос-Айреса, тем симпатичнее и дружелюбнее становится население.

Аргентинцы, как женщины, так и мужчины красивы и хорошо воспитаны. Европейские эксперты называют аргентинцев одевающимися лучше всех, а в области дамских нарядов Буэнос-Айрес всемирно признан, как уступающий только Парижу. Аргентинские женщины родились с замечательной способностью шикарно носить свои одежды.
Аргентинские мужчины выше ростом, чем другие жители Южной Америки, и больше блондинов среди мужчин и женщин, чем в других странах Южной Америки.
Жители Буэнос-Айреса уже не являются в подавляющем большинстве испанцами. В крови жителей городов Аргентины имеется много примеси итальянцев и других европейских народов.
Хотя иностранцы в Аргентине ассимилируются не так быстро, как в США, постепенно появляется определённый аргентинский тип, подобно тому, как вырабатывается явный американский тип. Этот тип настолько выработался, что аргентинца легче опознать в толпе, чем другого жителя Южной Америки.
Но, что особенно выделяет аргентинца среди других латинцев, это серьёзность, с которой он отдаётся развлечениям. Аргентинец так озабочен сохранением своего достоинства, что он забывает веселиться. Он не имеет чувства юмора, никогда не смеётся про себя, и, упаси Боже, посмеяться над ним.
Он танцует танго с каменным лицом и с видом мрачной решимости, какой не увидите в другом танце. Самое танго — самая грустная музыка, хотя его ритм изображает тихий и медленный ход коня гаучо и дуновение ветра в пампасах. Слепые нищие сидят на тротуарах по всей Латинской Америке до самой Мексики, напевая аргентинское танго, чтобы получить монету от прохожего.
Танго — является блестящим примером того снобизма, с которым Аргентина принимает всё, что приходит из заграницы, особенно из Европы.
На заре 20 века никто не осмелился бы играть танго в боллрум Аргентины. Оно считалось позорным наследием презираемого горожанами гаучо и его танцевали только в публичных домах. Но когда новые богачи-нувориши поехали в Париж тратить деньги, их сыновья уже ввели танго в Париж и оно сразу же стало популярным. Женщины находили его волнующим.
Став модою Парижа, танго было несколько утончено и сделалось уже приличным для любой аргентинской дамы танцевать его в обществе, таким образом оно было обратно импортировано из Европы и сразу же вытеснило вальс, польку и другие старомодные танцы 19-го века.

Аргентинцы больше, чем другие, похожи на жителей США, хотя это было им очень неприятно. Ибо в них самих выработались больше всего те самые черты, которые они же критикуют больше всего у северных американцев.
Они материалисты, империалисты, лицемеры, неискренние и чрезмерно заносчивые — пять наибольших недостатков, которые они приписывают янки. Как и северные американцы, они страшно взвешивают всё на деньги и всегда говорят о ценах.
Как и северные американцы, они слишком громко разговаривают в общественных местах, точно они боятся, что их не расслышат. Подобно северным американцам аргентинцы — крайние индивидуалисты, готовые вызвать при первом мелочном подозрении на дуэль, и они решительно не поддаются дисциплине.
Американцам легче понять аргентинцев, чем другие южно-американские народы, потому что отношение самих аргентинцев к своей стране и международным делам похоже на отношение самих американцев к тем же вопросам. Но может быть эта схожесть и вызывает конфликт?

Аргентина испытывает те же патриотические мотивы, что и северные американцы, они также гордятся своей страной и верят в будущее своей страны. Последнее чувство вызывает у них желание руководить, особенно в делах Южной Америки.

«Портеньо» воинственным образом считает себя джентльменом и человеком чести и поэтому он не позволяет себя торопить. Он по детски обидчив, особенно когда касается его достоинства, и он всячески старается доказать, что он культурен.
Отец управляет семьёй и его права подтверждены законом, так что никто в семье не имеет права делать решения без его одобрения, он передаёт свои права жене и сам занимается вне дома, часто находясь в клубе. Мать твёрдо управляет делами своих сыновей и дочерей.
Мужчине может быть 50 лет, но если он находится в обществе своей матери, то он всё ещё сын и она управляет им, как когда ему было семь лет и он подчиняется ей беспрекословно. Но вне круга своей семьи мужчины стараются жить «полностью», как они говорят, иначе говоря в половом отношении они имеют полную свободу, а уважающие себя девушки и даже молодые замужние женщины не должны появляться в обществе без сопровождающих.

Вновь прибывших в Буэнос-Айрес поражает большое количество мужчин и женщин в чёрном. Это результат строго этикета траура.
Вдова или дочь в трауре должна носить чёрное в течение двух лет, включая всё нижнее бельё. Траур носится также по дядям, тётям, кузенам и как семьи очень большие, бывает нередко, что людям приходится носить траур до 15 лет подряд. Часто, как только наступает конец траура, новая смерть родственника снова погружает в траур.

Национальным спортом являются конские скачки и национальной игрой — футбол. Каждый месяц на десятках ипподромов ежемесячно проигрывается в тотализатор до 15,000,000 во всех частях Аргентины.
Каждый месяц в национальную лотерею проигрывается 4,000,000 песо, не считая пол-дюжины провинциальных лотерей, существующих для удовлетворения игорных инстинктов жителей. Этот инстинкт игрока тщательно развивается с раннего детства. Школьнику вместо того, чтобы тратить пенни на сладости, даётся возможность покрутить колесо счастья, находящееся у ворот каждой школы.
Профессиональный футбол является одним из популярнейших развлечений, причём в среднем игры посещает 8600 и ежегодно происходит 273 игры.
Кроме организованных игр, каждую субботу, воскресенье или праздник тысячи юношей и молодых людей играют в футбол на пустырях, точно так же, как американские юноши играют в бейсбол.

Самой желанной для аргентинца привилегией является приобрести какой либо сорт «фуеро», старинной испанской привилегии, освобождающей его от исполнения закона. Странно то, что такая привилегия предоставляется прежде всего самому законодателю — от конгрессмена до члена городского совета, в результате чего, как только человек достигает положения, дающего ему право проводить и делать законы, то он сразу же нарушает их.
Когда полиция Буэнос-Айреса или другого какого-либо города Аргентины пытается осуществить какой-нибудь новый закон или правило, то появляется так много людей, желающих пользоваться такой привилегией «фуеро», что все остальные жители тоже отказываются выполнять новое правило. Вот это и является главной причиной того, что в Буэнос-Айресе наблюдается самая запутанная и не налаженная система уличного движения во всём мире.

В далёкой знойной Аргентине…
В далёкой знойной Аргентине…
В далёкой знойной Аргентине…
 
← Патагония В горах Кордобы →

Читайте также

Московские особняки

Московские особняки

Константин Коровин Во многих улицах и переулках Москвы, среди садов стояли приветливые деревянные особняки с воротами и калиткой, чистые, крашеные, весёлые, одноэтажные. Там жили москвичи с достат...
Из Аргентины в Англию

Из Аргентины в Англию

Е. Горовенко (Из записок русского моряка) Все трюмы задраены и всё на палубе закреплено для выхода в открытое море. Шумит пар в машинном отделении и делаются последние приготовления к походу. Пар...
Письмо ОТШЕЛЬНИКА

Письмо ОТШЕЛЬНИКА

Гельсингфорс 25-го декабря 1954. Глубокоуважаемая Лидия Николаевна! Ещё и ещё раз приношу Вам мою искреннюю благодарность за Ваше доброе внимание. Среди современного полнейшего безразличия людей ...
На рудниках Боливии. Часть четвёртая

На рудниках Боливии. Часть четвёртая

Михаил Каратеев Глава 7. Флора и фаунаВнизу, на равнинах, водится американский страус. На горах-же царём пернатого мира является кондор, живущий высоко в неприступных скалах и в размерах крыльев до...

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!